Гангстерская юность украинских олигархов


Захват организованной преступной группировки, Киев, начало 90-х

Корни украинского олигархата следует искать в девяностых, когда государство заключило своего рода пакт с лидерами наиболее сильных ОПГ, гарантировав им личную неприкосновенность, сохранность «нажитого» и возможность легитимизации 

Девяностые годы в Украине, как и во всех постсоветских республиках, запомнились главным образом дичайшим дерибаном промышленно-экономического наследия рухнувшего СССР, а также кинематографичного накала гангстерскими войнами, каждая из которых надолго отпечаталась в памяти очевидцев. 

Экономике досталось особенно сильно: украинская модель распределения собственности мало чем отличалась от российской и в подавляющем большинстве случаев представляла собой банальное превращение заводов, колхозов, магазинов, рынков и прочих потенциально прибыльных объектов в активы частного капитала узкого и весьма специфического круга приближённых к власти людей или же лиц, непосредственно власть олицетворяющих. Бюджетные средства магическим образом исчезали ещё до появления их на казначейских счетах. Банки, кредитные союзы и «пирамиды», едва успев учредиться, молниеносно собирали вклады и столь же молниеносно растворялись с ними в смоге непрекращающегося финансового коллапса, а любой, как сейчас принято говорить, «стартап» был априори невозможен без благословения немногословных квадратных парней в практичных спортивных костюмах. Каждый зарабатывал как мог и чем мог, ведь вопрос необходимости выживания снимал с повестки дня все прочие вопросы. 

Гангстерские войны к тому времени вошли в самую радикальную из своих стадий. В городах то и дело раздавались автоматные очереди, гремели взрывы, редкая ночь не вспарывалась пронзительной сиреной оперативной милицейской «дежурки», спешащей на место очередной «масакры». 

Государство даже не пыталось вмешиваться в разборки, резонно предположив, что нет смысла тратить ресурсы на истребление тех, кто сам успешно справляется с этой задачей. Каждая «стрелка» существенно сокращала поголовье джентльменов удачи, вереницы труповозок совершали челночные рейсы между местами происшествий и моргами, судмедэксперты падали в обморок от переутомления. Казалось, что всё это не закончится никогда, однако в середине девяностых, когда бойни перешли в терминальную стадию и стали больше похожи на полноценные военные действия с применением оружейного арсенала самого широкого спектра, государство перешло от созерцания к действиям и заключило своего рода пакт с лидерами наиболее сильных ОПГ, гарантировав им личную неприкосновенность, сохранность «нажитого» и, что самое главное, возможность легитимизации - перерождения вчерашних рэкетиров, разбойников и убийц в респектабельных людей. Впоследствии большинство из них стали известными бизнесменами, политиками и даже чиновниками. Корни украинского олигархата, феномена, который сегодня представляет для страны не меньшую опасность, чем российская агрессия, следует искать всё в том же негласном пакте. 

Говоря другими словами, содержимое двух сосудов, дотоле не сообщавшихся, смешалось. Произошло взаимопроникновение, сращение криминалитета и государственных структур. Вчерашние боевики надели костюмы, а некоторые и погоны, получив возможность заниматься всё тем же рэкетом, но уже именем закона. Более того, в Украине были созданы абсолютно тепличные условия для подобного рода бизнеса, и по мере их стабилизации всё больше и больше бывших гангстеров, выживших в уличных войнах, давали взятки генералам, чтобы устроить своих детей на работу в УБОП или прокуратуру. Они считали это прямой инвестицией и были на сто процентов уверены в том, что очень скоро не только «отобьют» вложенное, но и получат прибыль. Так оно и происходило. 

В июне 1997-го в Луганске уничтожили бригаду местного криминального авторитета Валерия Доброславского по кличке Доброслав. Кортеж расстреляли из гранатомёта, автоматов, а затем педантично добили каждого из раненых контрольным выстрелом в голову. Спустя три года убийство образцово-показательно «раскрыли», обвинив в его совершении местных маргиналов, которых затем следствие приобщило к группе донецких энтузиастов, «исполнивших» Евгения Щербаня и Вадима Гетьмана. После этого возле здания городского управления милиции появился стенд. На стенде огромными буквами было написано: «ЭТО НАШ ГОРОД». Он стоял там до зимы 2010-го года. До победы на президентских выборах Януковича, порождения того самого пакта, заключённого в девяностых. 

Я много езжу по Украине и часто вижу точно такой стенд в самых разных населённых пунктах. И даже если на самом деле его там нет, я его ощущаю. 
Сергей ИВАНОВ
Джерело Новин
Технологии Blogger.